logo-image Робота в Польщі
RU
UA
logo-image Робота в Польщі
logo-image Робота в Польщі

Что поляки на самом деле думают об украинцах и как отзываются о нас в соцсети?

Что поляки на самом деле думают об украинцах и как отзываются о нас в соцсети?

Данный материал основан на социологическом исследовании группы ученых под началом Марека Торшинского, а также статье журналистки издания «Dziennik Gazeta Prawna», Дороты Калиновской. Эти два источника занимались изучением вопроса, что же заставляет коренное население Польши так предвзято относиться к нам, украинцам. Конечно, влезть в чужую голову невозможно, но, взглянув на себя чужими глазами тех, в чью страну мы приехали и частью чьего общества сейчас пытаемся стать, мы сможем сделать для себе какие-то выводы. Статья содержит перевод реальных цитат и постов из Facebook. Вывод из этой статьи каждый сделает сам для себя, но прежде, я прошу вас прочитать ее до конца.

Какие же они, украинцы?

Очевидно, мы мало чем отличаемся от поляков. Подобно ним, есть у нас люди, которыми хочется гордиться, не обошлось и без тех, чьи поступки вызывают страх, стыд и даже презрение. Анализируя боле 1,2 миллионов постов на польском языке в Facebook, социологи пришли к выводу, что некоторые приписывают нам «некую врожденную ненависть». Считают, что мы с молоком матери впитали ту враждебность и это, в свою очередь, означает – цитируя один из постов – «что внуки рано или поздно пойдут по следам дедов». Социологи так же обнаружили, что подобное отношение во многом базируется на историческом стереотипе, а точнее – на событиях 40-годов прошлого века. Тема убийств на Волыни и деятельности УПА превращает любую интернет-дискуссию в перепалку, и обмен оскорблениями. В реальной жизни это лишь сильнее обостряет напряжение в межличностных отношениях.

«Od kołyski aż po grób, polski Przemyśl, polski Lwów», «Naszym celem Wielka Polska»

Все это можно услышать и за пределами интернет-пространства, однако в реальной жизни людей, обязывают нормы приличия и этики. Польские социологи неоднократно замечали опасность сообщений, несущих в себе чистую, неаргументированную агрессию, рекомендуя пользователям сообщать о них владельцам порталов/страниц или, в крайних случаях – прокуратуре.

Кроме этого исследование показало, что большую роль в создании барьера между двумя нациями играют не только исторические события, но и отсутствие солидарности украинской и польской стороны по их поводу.

«У них УПА и Бандера считаются героями и творцами независимой Украины, хотя у нас пропаганда «бандеризма» объявлена противозаконной. Но для украинцев УПА и Бандера это не только иконы народного движения, их проклятые солдаты – персонажи культуры популярной. Украинцы носят футболки с Бандерой, размахивают красно-черными флагами» — так выглядели бы практически все посты, ссылающиеся на исторические события, если лишить их необоснованной агрессии и нецензурной лексики.

Историки обоих стран приходят к паритету, признавая частичную правоту обоих сторон, но большинство авторов не привыкли идти на компромиссы. Гораздо проще действовать эмоционально, нерационально: «УПА – убийцы, ответственные за геноцид, а они их считают героями. А раз «Украинцы чтят убийц», то нужно выкинуть их из Польши, разорвать дипломатические отношения»

Под горячую руку попадают и поляки, позитивно отзывающиеся о нашей нации. Наибольшего размаха это набирает, когда к дискуссии присоединяется та часть авторов, которые воспринимает украинцев, как «воплощение зла». Тут уже любая форма дискуссии – даже та, где не идет речи о защите Украины – упирается в обвинения в предательстве: «Ну так езжай себе на Украину и там живи!» «Вот придут к тебе бандеровцы, тогда и посмотрим, как будешь себя чувствовать».

Подобный код «чужой = враг» имеет место и по отношению к мусульманским мигрантам. С той лишь разницей, что присутствие украинцев в Польше более заметно, ибо их тут более 2 миллионов. Их настолько много, что среднестатистический поляк сталкивается с ними на улице, в транспорте, на работе и т.д. – комментирует исследования Дорота Калиновска (Dorota Kalinowska).

Чуть слабее старых обид, электризует поляков вопрос о рынке труда. Какой же он, украинец, приехавший на заработки?

Как читаем в постах – человек второго сорта, ибо не может справиться с работой, плохо продает, чего-то не понимает или не знает реалий полькой жизни. Кроме того, часто появляются посты характера: «Мы лучше справились с трансформацией. Мы часть западной Европы, а они застряли в позапрошлом веке и только сейчас пытаются осознаться себя как самостоятельный народ и построить собственную сдержанностью».

А те, хорошие украинцы?

А вторую половину, «тех, хороших украинцев» часто сравнивают с польскими мигрантами, которые ездят на заработки в Англию, Германию или Голландию.  Про таких пишут:

«Я не особо горжусь своими земляками, но понимаю, что как-то на хлеб зарабатывать нужно. Лучше уж тяжело работать физически, чем жить впроголодь. Украинцы сейчас работают в Польше так же, как поляки на западе, несмотря на то, что многие из них имеют высшее образование. Такая уж судьба людей из бедных стран».

Или более прямо:

«Чем хороши украинцы, так это тем, что охотно берутся за работу и быстро учатся»

Случаются и другие посты вроде:

«У меня на работе очень много украинцев. Один из них рассказал как-то историю о том, что был полицейским. Как потом оказалось права он купил. Другие знакомые рассказывали, что у них там очень часто берут взятки. А мужик, который права купил, оказывается, плохо видит и знакомые мне не раз говорили, что он не тормозит на красном. Они, похоже, чувствуются себя здесь безнаказанными. Сама вижу отношение многих из них к работе: этого он делать не будет потому, что приехал сюда не «вкалывать по-рабски». Потому и говорят так о всей нации, что в этом и есть украинцы».

Суть в том, что такую историю каждый из нас может понять и так же отозваться о поляках. Марек, Куба и Павел тоже жульничали на экзамене или купили права. Только вот «каждый свое болото хвалит» и о своих мы бы сказали «вот, ловкач», в то время, как о «чужом» — «все из-за того, что он чувствует себя безнаказанным», «у них это обычное дело». Такой механизм уже не раз был описан в психологии общества – стоит нам начать делить мир на своих-чужих и об объективности уде не может идти и речи.

А критерий деления может быть каким угодно. Американский психолог Музафер Шериф (Muzafer Sherif) еще в 60-х доказал это на простом эксперименте: детей, прибывающих в летний лагерь, разделили на две группы. Каждый второй попал в отряд Орлов, остальные – в отряд Змей. Как оказалось, позже, любое действие Орлов воспринималось воспитателями позитивно, ибо они «свои», а Змеи – нет. А меду тем, критерий отбора не только был абсолютно случайным, но и предложил его психолог за пару минут до прибытия детей.

Боязнь, что мы испортим рынок труда – такое ли это преувеличение?

Вот тут уже появляется больше логичных аргументом – если работодатель находит людей, работающих за меньшие деньги, то его старые сотрудники уже могут не ждать прибавки. Но здесь вступает макроэкономический вопрос – может ли польская экономика обойтись без украинцев? Большинство экономистов сходятся во мнение, что Польша теперь вынуждена мириться с зависимостью от украинской рабочей силы. Из-за повальной эмиграции, оставшаяся в стране рабочая сила уже не может удовлетворить потребности продолжающих развивать предприятий. Среди постов немалые часть занимают и позитивные замечания вроде.

«Я живу в Пекарах (Piekarach) и наблюдаю за тем, как моя бригада, состоящая преимущественно из украинцев, работает над утеплением дома на улице Бешчадской (Bieszczadzkiej). Работаю так же, как и на западе (сам в коммунистические временя ездил на заработки туда и знаю, о чем говорю)»

«Группа приходит на работу еще до 7 утра, а заканчивает далеко за 17 вечера. Никто не отлынивает, все в движении. Я считаю, что поляка есть чему у них поучиться. Работая на западе и получая вчетверо больше, ты имел такую же мотивацию, как и они сейчас у нас».

Вывод?

Каждая тема, поднятая в этой статье, была поднята Доротой Калиновской, полькой по происхождению. Это касается, как критики ограниченного угла зрения ее собственных соотечественников, так и на негативные черты самих мигрантов. Надеюсь, этот материал помог вам взглянуть на сложившуюся ситуацию со стороны самих поляков и понять некоторые причины их агрессии. Понимание – первый шаг к согласию. А согласие — это то, чего нашему сегодняшнему обществу так не хватает.